Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
 
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
Елизавета Зверкова о коучинге
Елизавета Зверкова
Елизавета Зверкова, директор по персоналу Высшей школы «Среда обучения», о коучинге как направлении, способном объединить психологию и HR.
— Почему ты пошла в коучинг?
— Я очень люблю учиться, и мне хотелось профессионального расширения. В 2008 году я училась в Русской школе коучинга «Восток-Запад»: на тот момент этой компетенцией важно было обладать многим эйчарам. К тому же мне всегда были интересны и психология, и HR, и я не могла выбрать. До сих пор не выбрала, за какую команду я играю.
— То есть это все не одно и то же?
«Здорово, когда путем простых вопросов можно человеку помочь, не залезая в его детство»
— Коучинг — это хороший способ подружить психологов и эйчаров. С одной стороны, это вид консультирования, с другой — его точно можно применять в бизнесе.
Сейчас существует много видов коучинга, но классический — он именно про бизнес. Раньше нас учили, что обязательно нужна психотерапия или хотя бы консультирование — и бывало, что люди говорили: «Так, нет, я не готов раскрываться». Здорово, когда путем простых вопросов можно человеку помочь, не залезая в его детство; не бередя его душу, получить результат. Мне этот метод позволил расширить профессиональный бэкграунд.
— В коучинг обязательно приходить либо из психологии, либо из HR?
— С одной стороны, у психологов и эйчаров очень близкие задачи, с другой — есть области, где нужен именно психолог или именно эйчар. В работе с детьми, например, эйчару делать нечего, а в задаче улучшить бизнес с помощью HR-инструментов психолог-консультант не сориентируется — иногда для этого нужно быть изначально экономистом или математиком. Человеку с психологическим образованием коучинг помогает стать более бизнесовым, учит задавать вопросы, на которые бизнес умеет отвечать. Человеку, который пришел из экономики или маркетинга, коучинг помогает стать более психологичным, учит задавать людям правильные вопросы. Таким образом, коучинг приближает друг к другу две эти области. Мне кажется, чтобы быть хорошим коучем, хорошим психологом, хорошим эйчаром, необходим определенный уровень эмпатии.
— Как сейчас в твоей работе пригождается коучинг?
— В этом году я закончила Международную школу невербального коучинга и теперь использую его в индивидуальной работе с сотрудниками, чтобы повысить их профессиональную компетентность. Средствами коучинга я помогаю сотрудникам разрешать их трудности в работе: как организовать время, справиться с прокрастинацией, вовремя заметить предпосылки выгорания и изменить что-нибудь в своей жизни — и обучаю сотрудников, которые работают с клиентами, навыкам коучинга, чтобы они действовали более эффективно.
— А в личной жизни навык задавать коучинговые вопросы полезен?
«Коучинг — это способ найти кратчайший путь к решению задачи»
— Конечно. Коучинг — это способ найти кратчайший путь к решению задачи.
Если у тебя уже есть навык и ты понимаешь, на что посмотреть и что тебе мешает, конечно, начинаешь задавать себе правильные вопросы. Например, надо поехать отдыхать. Спрашиваешь себя: а чего я хочу? Куда бы поехал, если бы у меня было больше денег? Начинаешь расширять видение, чтобы решать простые задачи. Навык помогает в общении с детьми, когда задаешь им вопросы: например, что бы ты сделал по-другому? Интересно, что дети мыслят совсем не так, как взрослые, богаче и интереснее, и они могут выдавать совсем неожиданные ответы. Приходится тренировать мастерство коуча идти за клиентом и доверять, что клиент знает, что и как. Когда клиент дает неожиданный ответ — надо уметь поверить, что так оно и есть, а не ждать ответа «по схеме». Так и с детьми.
— Ребенок может сам научиться задавать коучинговые вопросы?
— Когда моей дочери было три года, она мне сказала: «Мама, сейчас ты меня бесишь, но это никак не влияет на то, что я тебя люблю». Мы, люди с психологическим образованием, все читали Гиппенрейтер и понимаем, что дети используют те навыки, которыми пользуемся мы сами. Заставить их применять что-то конкретное невозможно — только когда они видят, что это действительно работает. Я не сторонник выстраивать теорию вокруг собственного опыта, но мой личный ответ: да, конечно.
— Многие относятся к коучингу негативно. Насколько это имеет под собой основания?
— Мы можем услышать чуть ли не от каждого второго, что он либо психолог, либо коуч. Многие называют себя коучами, и я наблюдаю некоторое отвращение к этой профессии. Если человек хочет действительно развиваться в коучинге, нужно обязательно ходить на встречи профессиональных ассоциаций, смотреть, что происходит в сообществе. Тогда не окажешься в тех областях, за которые коучинг не любят: например, сочетание его с эзотерикой. Может быть, для кого-то это работает, но в академическом сообществе к этому относятся крайне негативно. Если ты состоишь в профессиональной ассоциации, то отвечаешь за качество того, что делаешь.
— В чем, на твой взгляд, польза профессионального коучинга?
«Если у человека все хорошо, но есть амбициозные цели, хочется чего-то достичь, а как — непонятно, то здесь как раз нужен коучинг»
— Он позволяет успешным людям стать еще успешнее. Проблемы, которые требуют глубинной работы, или, например, беспричинная печаль и грусть — это запрос к психотерапевту.
Если у человека все хорошо, но есть амбициозные цели, хочется чего-то достичь, а как — непонятно, то здесь как раз нужен коучинг. Специалист претендует на руководящую позицию — в рамках классического коучинга он сможет понять свои ограничения и составить план развития: например, обучиться управленческим навыкам. Человек хочет выйти на другую зарплату или вовсе изменить сферу деятельности — к его услугам карьерный коучинг. Топ-менеджер в ситуации изменяющегося бизнеса может прибегнуть к коучингу, чтобы быстро адаптироваться, по-новому взглянуть на существующие задачи и выбрать правильную стратегию поведения.
В общем, коучинг помогает определить кратчайший путь к желаемому, развить необходимые компетенции, найти ресурсы и выстроить план, а также мотивировать себя на пути к цели.

КНИЖНАЯ ПОЛКА

Майлз Дауни «Эффективный коучинг»
Коуч в бизнесе как тренер в спорте. А сотрудники — его команда. Достичь результатов в бизнесе путем обучения и развития сотрудников в процессе работы — главная задача коуча.

Тимоти Голви «Работа как внутренняя игра»
Книга известного тренера и коуч-консультанта показывает, как максимально раскрыть потенциальные возможности своего «Я», достичь высоких результатов, избежать при этом перегрузок и получить удовольствие от работы.

Кора Бессер-Зигмунд, Харви Зигмунд «EMDR в коучинге»
Метод EMDR изначально был разработан для лечения посттравматического стресса. Но его использование может быть эффективно и для раскрытия дополнительных ресурсов: креативности, самосознания, работоспособности.

Елена Фарба, Юлия Милачич. «Нарядная книга для настроения, или Самокоучинг на каждый день»
Книга представляет разнообразные техники арт-коучинга: сторителлинг, продвигающие коучинговые вопросы, вдохновляющие практики рисования и метафорические карты.


Беседовала Мария Крашенинникова-Хайт
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности