Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
 
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПСИХОЛОГИЯ / 28 декабря
современный дизайн
«Психология помогает понять, что такое человек и как им быть несмотря ни на что»
Почему для психолога важна личная терапия, чем отличается хороший специалист и кто чаще всего приходит учиться психологии? Читайте в интервью Анны Лебедевой, руководителя приемной комиссии Факультета психологии «Среды обучения»
— Как давно ты увлекаешься психологией и чем конкретно в ней занимаешься?
— Еще в школе я чувствовала, что хочу быть психологом. Думала поступать, но в итоге пошла по пути наименьшего сопротивления: выбрала то, что приносит деньги, и стала инженером по организации перевозок и управлению на транспорте. На тот момент я жила в Калининграде, и мне казалось, что с профессией психолога я вообще никуда не денусь. После того как приехала в Москву, в моей жизни случились серьезные кризисы. Тогда я попала на семинар к врачу-психотерапевту и психиатру Владимиру Нужному. Меня снова увлекла психология, и я пошла учиться, параллельно разбираясь в себе. Сейчас я получаю три образования. Я заканчивала курс в МГППУ, базу за год — это была подготовка к магистратуре. Сейчас учусь на программе по семейным системным клиент-центрированным расстановкам и параллельно на онлайн-программе «Среды обучения». Здесь же и работаю. В «Среде» сочетаются мои навыки руководителя и ценности в плане психологии и развития. Это то, что меня двигает, то, что ценно для меня. У меня потрясающий отдел, потрясающие девочки и мальчики. Я их обожаю, мы вдохновляем друг друга. Еще я иногда консультирую и являюсь организатором различных тренингов и семинаров для психологов и психотерапевтов России. Участвую в декадниках в Перми, в Казани, в разных городах. В общем, все это меня очень увлекает.
— Что такое для тебя психология?
— Психология помогает понять, что такое человек и как им быть в любое время, несмотря ни на что: неважно, кризис у тебя или не кризис. Психология — это про глубину и путь к себе, про отсутствие искусственности, про то, кто я есть наедине с собой, в мире, для себя и для других людей. Меня очень увлекает экзистенциальная психология, она задает действительно интересные мне вопросы: кто я, что я, зачем мне это все и что я могу сделать, чтобы моя жизнь не была бессмысленной.
«Я считаю, что это обязанность любого человека — обнаружить в себе истинные ценности и принципы, на основании которых он живет»
Я считаю, что это обязанность любого человека — обнаружить в себе истинные ценности и принципы, на основании которых он живет, наделить свою жизнь смыслом и следовать своему пути.
— Как тебе кажется, психологии можно научиться онлайн, или обязательно делать это вживую?
«Развитие в психологии — пожизненный путь»
— Развитие в психологии — пожизненный путь. Здесь точно действует формула: чем больше я знаю, тем больше понимаю, что ничего не знаю.
Я изучаю психологию уже порядка шести лет, начиная от классической психологии и заканчивая телесной и трансперсональной психотерапией. Дистанционно можно получить хороший базис, но только на практике получится наработать опыт. В первую очередь это должна быть практика с самим собой — личная терапия. Чтобы помогать другим людям, необходимо быть самому достаточно проработанным.
— Ты сама проходишь личную терапию?
— Да, безусловно. У меня около тысячи часов личной терапии, и я продолжаю ее делать индивидуально и в группе. Я понимаю, что мне требуется еще какие-то моменты решать, потому что психолог должен быть зрелой личностью.
— Зрелость связана с возрастом? Можно ли идти учиться на психолога в 16, 17, 20 лет?
— Идти учиться можно, но это будет только начало пути. Сразу стать суперспециалистом не получится. Я считаю, что к возрасту относится не столько зрелость, сколько жизненный опыт, хотя я встречала людей, которые в свои 22−25 лет имеют и колоссальный опыт, и колоссальную осознанность. Чем раньше человек приходит в психологию, тем быстрее он начинает вообще по-другому видеть мир. Дальше — уже просто наработка знаний, навыков и опыта.
— В «Среду обучения» чаще поступают люди старше тридцати лет. Откуда такая тенденция?
— Некоторые наши абитуриенты уже побывали в терапии и понимают, что это работает. Другие люди сталкивались с очень сложными жизненными ситуациями, выходили из них и чувствуют в себе ресурс, чтобы помогать, становиться проводниками. Еще, безусловно, приходят мамы: семейная и детская терапия всегда актуальна и касается зрелых людей.

В разных источниках я читала, что средний возраст осознанности людей в России — от 6 до 11 лет. Я рада, что сейчас такой бум на психологию и психотерапию: люди начинают вызревать и понимают, что надо брать ответственность за свою жизнь в свои руки, что каждый может что-то изменить не только для себя, но и для окружающего мира.
— Как быть с тем, что психологов сейчас становится слишком много?
«Вопрос не в том, считает ли специалист себя хорошим, важна результативность: помогает он людям или нет»
— А откуда уверенность, что много именно хороших психологов? Вопрос не в том, считает ли специалист себя хорошим, важна результативность: помогает он людям или нет. Сейчас колоссальное количество псевдопсихологов, и это моя боль.
После них люди становятся ретравматизированными и абсолютно потерянными. Также сейчас много эзотерических направлений, которые перемешиваются и выдают себя за психологию. Люди проводят все эти практики без базового образования, и меня это пугает. Что они могут сделать с психикой?! Человек, нуждающийся в помощи, находит «взрослого», доверяются полностью, а потом выходит от него еще более запутанный и далекий от себя самого. Нет, психолог должен всегда понимать, что он делает, и четко знать дорогу. Хороших психологов не так много, и я рада, что, приходя в «Среду обучения», люди могут качественно освоить базу, опереться и на академические, и на практические знания.
— То есть хороший психолог — это…
— Человек, рядом с которым люди растут. Его клиенты взрослеют, научаются справляться со своими проблемами самостоятельно. Основная задача психолога либо психотерапевта — это научить клиента справляться самостоятельно и быстро выходить из кризисных ситуаций, потому что мы все с ними сталкиваемся. Самое важное знание, которое дал мне мой терапевт: когда наступает сложная ситуация, я уже знаю, как из нее выйти, и скорость выходов уменьшается. Если раньше выходила полгода, потом — три месяца, потом — месяц, то сейчас мне достаточно просто задать себе несколько вопросов и вывести себя в нужное настроение.
— Ты говорила, что психологу обязательно обладать базовыми академическими знаниями. А как тогда быть с программами дополнительного образования? Они больше практико-ориентированы, а люди приходят на них учиться и без психологического бэкграунда. Как решается эта проблема?
— Во-первых, у нас даются списки литературы. Во-вторых, первые полгода идет теоретический блок и занятия вводного модуля. Это основная база о структуре психики, которую необходимо знать. С этой подготовкой уже спокойно идешь на практику. Но надо понимать, что литературы все равно колоссальное количество. И я читаю, читаю, читаю, продолжаю читать, как любой психолог.
— У тебя есть любимая книга по психологии?
— Если только по авторам. Например, Милтон Эриксон. Его пять законов жизни — в какие-то моменты я ими отвечаю на свои вопросы. Например, «на каждый данный момент времени у тебя есть все ресурсы для того, чтобы осуществить задуманное». Это классные пять фраз, и главная — «со всеми все в порядке». А вообще литература зависит от направления. Можно читать Хеллингера и разбираться, как работают системы; можно читать Франкла, а можно вообще Леонтьева или Рубинштейна — каждому свое.
— Как выбрать свое направление?
«Человек может нести только то, что он действительно хорошо понимает и во что верит»
— Только на практике, причем лучше через личную терапию. Я пробую что-то — на мне это либо работает, либо нет. Человек может нести только то, что он действительно хорошо понимает и во что верит.
Вообще я считаю, что лучшие терапевты — это мультимодальщики. Они владеют разными техниками, и к ним приходят разные клиенты. С одними надо работать через тело, у них все на уровне ощущений, чувств. У других абсолютно логическая структура мышления, и поведенческая терапия может оказаться полезнее, чем экзистенциальная: хочешь получить другой результат — действуй по-другому, а не закапывайся в смыслах.
— Что ты можешь пожелать абитуриентам, которые оставляют заявку на обучение?
— Долго не размышлять, потому что если внутри что-то зовет, то надо следовать этому зову. Я часто вижу такие истории, когда люди размышляют сначала месяцами, потом годами, потом это переходит в десятилетия, а потом приходит сожаление: «Почему я не сделал это раньше, хотя мог?»
«У нас у всех есть потенциал, и, если в голову приходит определенное желание, значит, есть все возможности, чтобы его реализовать»
У нас у всех есть потенциал, и, если в голову приходит определенное желание, значит, есть все возможности, чтобы его реализовать. Это еще и про любовь к себе, про удовлетворение своих потребностей. Поэтому не надо долго размышлять, а надо делать! Психология — это профессия, которая приносит пользу, потом догоняет и приносит еще, в том числе финансовую. Сейчас есть спрос на хороших психологов, и, соответственно, там не пропадешь.
Беседовала Мария Крашенинникова-Хайт
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности