ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПСИХОЛОГИЯ / 17 октября
карьера психолога
Профессия: лайф-коуч. Наталия Точилкина
Руководитель Международной академии трансформационного коучинга и лидерства, практикующий коуч, ведущая образовательных программ Наталия Точилкина рассказывает о запросах клиентов, мотивации учеников и обязательном условии внутренней свободы
— Как вы решили заниматься коучингом?
— В моем случае вмешалась судьба. Я закончила экономический вуз, и меня даже рекомендовали в аспирантуру, но внутри что-то говорило: не мое. В то время я оказалась в компании, которая организовывала тренинги, консультации и даже предвыборные кампании. Увидев, как на практике действует психология, я загорелась настолько, что пошла на профессиональную переподготовку. Параллельно работала, у меня были маленькие дети, но я не пропускала ни одной лекции. В середине моего обучения в Россию приехал Питер Врица — доктор философии, мыслитель и трансформационный коуч. Он вел программу по эффективному обучению в бизнесе. Для меня все это казалось китайской грамотой, но очень хотелось разобраться.
«Помню, как мы работали в малых группах до 4 утра, пытались вопросами понять паттерны человека»
Я стала потихоньку входить в это поле, и, когда через два года Питер приехал с 12-дневной программой по коучингу, я пошла к нему учиться. Помню, как мы работали в малых группах до 4 утра, пытались вопросами понять паттерны человека.
Сейчас я могу улыбаться, вспоминая, но тогда это была дверь в новую вселенную. После обучения Питер давал каждому студенту обратную связь. Меня он спросил: «До каких пор ты будешь обычным менеджером, когда у тебя есть потенциал к большему?» Я как будто проснулась после этого вопроса, потому что никогда раньше о себе так не думала. Сейчас я назвала бы это рефлексивной обратной связью, которая расширила сознание. Так началась моя трансформация — и личная, и профессиональная. Коучингом я занимаюсь уже 15 лет. Давно уже для себя поняла, что помогать людям — это действительно то, чего я хочу больше всего в жизни.
— Расскажите о своем типичном клиенте. Кто к вам приходит?
— В коучинге много разных направлений. Я занимаюсь лайф-коучингом, также сопровождаю курс по executive-коучингу, но моя душа, моя страсть, моя любовь — в лайфе. Ко мне приходят как мужчины, так и женщины. Типичный портрет: 27−35 лет, с высшим образованием, работает, достаточно успешен/успешна в бизнесе, но с большим количеством нерешенных вопросов. Если упростить и масштабировать типичный запрос, то женщины приходят ко мне за тем, чтобы вернуться к своей женской природе, почувствовать свое предназначение и воплотить его в работе и личной жизни. Мужчины приходят, чтобы научиться использовать свои мужские качества, особенно в отношениях. Так что моя экспертиза — это отношения между мужчиной и женщиной.
БИЗНЕС-АНГЛИЙСКИЙ
— Почему они идут с этим запросом не к психотерапевту, а к коучу?
«Действительно, лайф-коучинг во многом пересекается с психотерапией с точки зрения методологии и практики»
— Действительно, лайф-коучинг во многом пересекается с психотерапией с точки зрения методологии и практики. Разница в том, что терапевт помогает человеку излечить внутреннюю боль, которая кажется слишком большой и мешает двигаться к цели, а коуч вместе с клиентом ищет путь, как использовать эту боль себе на благо.
К примеру, женщина — «мужчина в юбке» — заявляет: отношения для нее невозможны, потому что каждый мужчина воспринимается как соперник. Во многом эта установка связана с тем, что было в прошлом, но коуч не будет ворошить старые травмы. Вместо этого он поможет клиентке увидеть женские качества, которые в ней есть, и установить с ними новую связь. В итоге она сможет воспринимать свой путь не как проклятие, а как вариацию, которую можно изменить, оставаясь собой. Это непростая задача, но с помощью инструментов коучинга можно увидеть и раскрыть в человеке новые грани.
— Какие знания нужны коучу, чтобы он мог встретить клиента с самим собой?
— Нужно знать основы, по которым работает человеческая психика. Без этого понимания бессмысленно лезть в самую сложную систему, которую придумала наша вселенная. В остальном в коучинге нет конца и края: на базу психологического образования можно накладывать знания из разных направлений, от НЛП и эриксоновского гипноза до даосских практик. Клиент приходит затем, чтобы коуч его по-настоящему понял и отразил это понимание так, чтобы он сам в конце концов понял себя.
«Клиент приходит затем, чтобы коуч его по-настоящему понял и отразил это понимание так, чтобы он сам в конце концов понял себя»
Как писал Джеймс Болдуин, «не все, с чем сталкиваешься, можно изменить. Но ничего нельзя изменить, пока с этим не столкнешься». Коуч должен знать, что в человеке есть потенциал для достижения его целей. А инструменты, которые помогут актуализировать скрытое, остаются на выбор коуча, «обязательной программы» нет.
— Сейчас коучинг достаточно популярен. Естественно, возникает много профанаций. Есть ли рецепт, как отличить хорошего коуча от плохого?
— Мне кажется, тут действуют нормальные человеческие критерии. Во-первых, сапожник должен быть с сапогами. Когда вы встречаетесь с коучем, интуиция подскажет, конгруэнтен ли он, то есть совпадает ли то, что он говорит, с тем, как он живет. Стоит порасспрашивать про его жизнь и работу: насколько он сам успешен в том, в чем собирается помочь вам? Во-вторых, коучинг — это отношения взрослого со взрослым, а не иерархическая структура. Помогающий специалист не должен восприниматься ни как гуру (выше), ни как один из консультантов, которому я плачу деньги, чтобы он что-то сделал для меня (ниже). Очень важно смотреть, насколько коуч может сохранять позицию на равных, признавать экспертность клиента в его области и быть экспертом в своей.
— Что должен делать коуч, чтобы развивать экспертность?
— Конечно, очень много практиковаться. Еще давать честную обратную связь себе: что ты сделал, чего не сделал, что в следующий раз можно сделать по-другому. Лучше, когда есть грамотный супервизор: он может направить, помочь, дать обратную связь и показать, как ты растешь. Бесконечная учеба и саморазвитие — это тоже нормально. Коуч должен уметь находить баланс и использовать свои комплементарности, такие как эго и душу, гордыню и смирение. В коучинге это самое главное — уметь применять обе части так, чтобы они могли помочь. Останавливаться в развитии нельзя ни в коем случае. Стоит замереть один раз, и к тебе придет именно тот клиент, которого ты не сможешь понять.
— Получается, что клиенты тоже развивают коуча?
«Клиент для коуча — лучший учитель, потому что коучинг всегда делает невидимое видимым с обеих сторон»
— Обязательно. Клиент для коуча — лучший учитель, потому что коучинг всегда делает невидимое видимым с обеих сторон. Дело в том, что у каждого человека есть свой паттерн, часть которого он осознает, а часть — нет.
В нашем профессиональном сленге есть слово «напаттернинг» — это встреча неосознаваемых частей паттернов двух людей. Один делает что-то, второй его «зеркалит», и первый начинает беситься, не понимая, что происходит. Последствия напаттернинга могут быть самые разные, от полного отрицания до осознания и превосхождения. Изнутри этот процесс эмоциональный и сложный, а снаружи — невероятная красота. Я сопровождаю обучающий курс по коучингу и вижу это, когда студенты практикуются друг с другом.
— Неужели коучами не становятся, чтобы просто хорошо зарабатывать?
— Наверное, каков учитель, такие и ученики. С моей точки зрения, финансовая сторона важна, но я никогда не работала только ради денег. Для меня ценнее, когда у человека меняется понимание ситуации, рушатся старые убеждения, не дававшие прийти к цели. Когда наблюдаешь, как клиент трансформируется и достигает того, чего хотел, деньги видятся просто средством для оценки моей работы, но не стоят во главе угла. Студенты иногда спрашивают, за какой период отобьется им вложение в учебу. Вопрос справедливый, но как будто бы не из того уровня. «За сколько мне отобьется?» звучит как «Когда вселенная в конце концов отдаст мне то, что я вложил?». Скорее, стоит спрашивать о балансе «брать — давать». Если вкладывать только деньги, то вряд ли получишь много. Если вкладывать знания, душу, сопереживание, усилия, страсть и желание помочь, возврат будет соответствующим. Клиенты чувствуют, приходят они к коучу как к садоводу, настроенному посадить семечко в сознание, или как к человеку, для которого это источник дохода.
БИЗНЕС-АНГЛИЙСКИЙ
— Спасибо, что прояснили, потому что этот вопрос действительно многих беспокоит.
«Люди платят не за конкретное время коуча. Они платят за то, что ты можешь дать»
— Да, я на самом деле много слышала о коллегах, озабоченных тем, как продвигать свой бренд, как зарабатывать. Мне кажется, продвижение бренда основано не на деньгах, а на том, какую уникальность и честность ты несешь. Люди платят не за конкретное время коуча. Они платят за то, что ты можешь дать. Коуч — это дающая профессия.
— Чтобы много отдавать, нужно где-то брать. Как восстанавливать ресурс?
— Это очень хороший вопрос. Когда ты работаешь с людьми, очень много энергии выходит, и возвращать ее обратно не всегда получается. Иногда не удается даже сразу засечь, что энергия ушла. Работает, работаешь, а потом раз — и заболел, организм говорит: «Все, хватит, на ближайшую неделю достаточно». Для меня самое важное — это прислушиваться к себе и чувствовать, насколько выработан ресурс. Коуч может помочь только тогда, когда он сам в ресурсе.
«Коуч может помочь только тогда, когда он сам в ресурсе»
Восстанавливаться помогают медитация и любопытство. Нужно идти за тем, что интересно. Сегодня может хотеться посмотреть развлекательный фильм, а завтра — почитать профессиональную книжку. Одно не лучше и не хуже другого. Только если следовать за своими внутренними импульсами, удается по-настоящему восстанавливаться.
— Если резюмировать ваш пятнадцатилетний опыт, что самое главное в профессии коуча?
— Для меня это внутренняя свобода. Появляются клиенты, с которыми есть направление развития и заключенный контракт, но нет конкретного плана. Я не знаю, как пойдет работа, на какой сессии выплывет ограничивающее убеждение, с чем именно придется столкнуться. И это больше всего мотивирует и дает возможность использовать свое мастерство практически каждую минуту. Та же свобода относится и к профессиональному развитию: в нем нет никаких рамок. Конечно, велик соблазн распылиться, ведь вокруг столько интересного! Именно поэтому к внутренней свободе прилагается внутренняя дисциплина, и к ней нужно быть готовым. Коуч, который научился выстраивать жизнь и наполнять ее разными событиями себе на пользу, становится похож на сильную, красивую птицу, способную лететь в любую сторону.
БИЗНЕС-АНГЛИЙСКИЙ
Беседовала Мария Крашенинникова-Хайт
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности