ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПСИХОЛОГИЯ / 1 августа
карьера психолога
ПРОФЕССИЯ: ПСИХОЛОГ-КОНСУЛЬТАНТ. АЛЕКСАНДР СМОЛОВОЙ
Выпускник Московского института психоанализа и «Среды обучения» делится, зачем нужна учеба в психологическом институте и как выбрать подход для практики.
— Что привело Вас в психологию?
— Я связываю то, почему психология меня «позвала», с конкретным периодом жизни. В 8−9 классах я жил в основном один. Родители приезжали только иногда. Это был очень сложное время. Вообще в моей жизни актуальна тема аутсайдерства, изолированности, и тогда она обострилась. Я испытывал подростковый протест, никто не хотел со мной общаться, а я не хотел еще больше — и это оставило во мне вопрос про согласование внутреннего мира и мира вокруг. Интерес к внутреннему измерению человека, к тому, что им движет, заставляет принимать те или иные решения и выбирать способы общения, остается и сейчас. Подростком я искал смысл в эзотерике и оккультизме, читал много случайных книг, вел длинные разговоры… Довольно быстро я пришел к выводу: любые готовые ответы меня не устраивают. Мне очень важно пройти личный путь и найти собственные ответы, чтобы в том, как я сейчас живу, не было осадка приспособления или желания бунта.
работа педагог психолог
«Подростком я искал смысл в эзотерике и оккультизме, читал много случайных книг, вел длинные разговоры… Довольно быстро я пришел к выводу: любые готовые ответы меня не устраивают»
Подростком я искал смысл в эзотерике и оккультизме, читал много случайных книг, вел длинные разговоры… Довольно быстро я пришел к выводу: любые готовые ответы меня не устраивают. Мне очень важно пройти личный путь и найти собственные ответы, чтобы в том, как я сейчас живу, не было осадка приспособления или желания бунта.
— Какие профессиональные качества психолога были в Вас изначально, а какие удалось развить во время учебы и практики?
— Главное, что было во мне, — это неготовность смиряться с ожиданиями окружающего мира и «пристраиваться» к ним. Когда я писал ВКР под руководством Е. Е. Крашенинникова, очень увлекся диалектикой. Я думаю, что каждый запрос, с которым приходит клиент, — это диалектическая задача. Это всегда противоречие между мной и мной, между одними интересами и другими.
«Каждый запрос, с которым приходит клиент, — это диалектическая задача. Это всегда противоречие между мной и мной, между одними интересами и другими»
— Выбор полюса: «Плевать мне на социум, буду делать то, что хочу!» — ведет к одним жизненным сценариям и типу боли, а решение наплевать на себя и выполнять долг — к другим. Важно, насколько мы позволяем себе быть искренними с собой и неравнодушными к обеим частям этого конфликта. Если мы не хотим смириться с готовыми решениями, если стремимся мыслить, а не действовать стереотипно — проблема может быть решена. Я чувствителен к подобным противоречиям и искренне открыт незнанию: «Ух ты! Ты чувствуешь обиду. Как так получилось? Расскажи об этом побольше». Мое «любопытство» очень помогает в работе психологом.
Навык психолога, который я могу развивать, — это растворение страха перед другим человеком. Если я хочу понять другого, мне нужно оторваться от самого себя и переступить через вопрос, кто из нас «правильный». Профессиональному психологу важно развивать этот навык в каком-то подходе. Вне контакта с профессиональным сообществом он не формируется, а без него начинать практику очень трудно.
— Как строилась Ваша карьера психолога?
— Я поступил учиться, уже обладая образованием и профессией дизайнера (веб и полиграфия). Я ощущал это как авантюру, в отношении которой понятия не имел, что будет дальше, а с другой стороны, был твердо уверен, что мне это действительно нужно.

Сейчас я чувствую огромную благодарность МИПу и «Среде обучения», открывшим для меня новое измерение в жизни. Захватывающие, проблематизирующие вебинары; задания, заставляющие искать, соотносить, думать, формулировать; чтение большого количества литературы; общение с коллегами; встречи на практических занятиях и мастерских по консультированию — это было потрясающе!

На первом курсе я познакомился с гештальт-терапией и был ею очарован, поэтому прошел годовое обучение этому подходу. Затем я обнаружил в нем вещи, которые мне не близки, поэтому начал учиться процессуальному подходу Арнольда Минделла. Сейчас продолжаю обучение на международной дипломной программе и практикую. Поскольку учеба занимает почти все время, у меня совсем немного клиентов, не более 2−3 в неделю — главным образом чтобы поддерживать развитие моих профессиональных навыков психолога. Кроме этого, я веду группу и организую деятельность «Клуба мировой работы» — учебного пространства для отработки навыков разрешения конфликтов в процессуальном подходе.
— Обучение на психолога в институте чем-то принципиально отличается от обучения в подходе?
— Академическое и практическое обучение не взаимозаменяемы. Мне кажется, что каждое из них очень важно для практикующего психолога. В рамках образования в подходе вы осваиваете структуру сессии, учитесь строить «карту психологической реальности», видеть ориентиры, с которыми дальше придется работать, и овладеваете конкретными техниками. Высшее психологическое образование часто критикуют за академичность и лишние дисциплины; я считаю, что это и верно, и неверно. Обучение в институте развивает мышление, усиливает чувствительность к противоречиям мира. Оно расставляет знаки вопроса, позволяет проблематизировать для себя какие-то вещи. Если я смог встретиться с новыми вопросами и достаточно неравнодушен, то найду для себя конкретные модели ответов. Вопросы, которых раньше не было в поле моего внимания, меняют систему координат в моей жизни. Психология — это наука, кажущаяся понятной любой кухарке, и консультант работает как раз с теми проблемами, с которыми эта кухарка сталкивается. В ряде случаев каждый человек может почувствовать себя экспертом, но не всякий имеет широту профессионального взгляда.
«Если у вас есть базовое психологическое образование, вы можете посмотреть на проблему глазами Курта Левина, Выготского, Фрейда или Эриксона — это меняет мышление и делает вас чувствительным к деталям»
— Я вижу, что люди, которые пытаются работать в конкретном подходе, имея смежное образование (педагогическое, социологическое и т. д.), многое теряют. Обучаясь в институте на психолога, вы получаете шанс вместе с первооткрывателями задуматься о ключевых вопросах психологии, искренне их прожить. Но этот путь нельзя пройти, если просто выполнять задания на пятерки. Нужно по-настоящему погрузиться в то, что изучаешь, копать в глубину. Здесь я вижу преимущество дистанционного обучения: в нем нет иллюзии, что вы придете — и в вас что-то положат. Есть конкретная точка выбора: вы хотите получить корочку или стать психологом? Если второе, то теория и практика должны идти рука об руку.
— Как выбрать свой подход?
— Мне кажется, здесь важно принять во внимание несколько вещей.
мип психоанализа
Первая называется «случайность». Никто не знает почему, но какие-то книжки попадают в руки раньше других. Если сначала прочитать, например, Эрика Берна, будешь со скепсисом смотреть на Фрица Перлза: «Недостаточно глубоко он все объяснил!» — и наоборот. Здесь есть опасность выбрать поверхностно, по несущественным критериям. Скажем, в этом сообществе ко мне хорошо отнеслись, или человек, который рекомендовал эту книгу, мне симпатичен, или что-то еще в этом роде… Я думаю, что такие случайности неслучайны, и во многом тому, что спонтанно попало в поле моего интереса, стоит доверять. Вместе с тем важно отдавать себе отчет, что именно привлекает. К этому даже стоит попридираться! Если руководствоваться случайностью, возникают две опасности. Во-первых, можно выбрать подход, отучиться в нем, а через 5 лет понять, что он не близок вам на фундаментальном мировоззренческом уровне и не отвечает на вопросы, которые по-настоящему важны в психологии для вас. Во-вторых, есть более сотни практических подходов в психотерапии, и можно бесконечно искать свою школу, стать экспертом в сравнении разных теорий, но так и не освоить навыков практической работы с живыми людьми.
клиническая психология
Вторая важная вещь при выборе — это отклик. Подход должен затрагивать что-то внутри. Возможно, что жизнь делает вас чувствительными к определенным способам осмысления мира вокруг. Когда мы читаем биографии выдающихся психологов, часто можно увидеть, как их жизненный путь был связан с развиваемыми идеями. Важно найти свое место, то, что вам по-настоящему отзывается.

клиническая психология
И третья вещь — это трезвая рефлексия, честное когнитивное рассмотрение. Отвечает ли этот подход на вопросы, которые ставит для вас жизнь? Действительно ли вы видите, что карта реальности, которую предлагает данный подход, максимально отвечает на вопросы клиентов? Профессиональному психологу важно уметь анализировать то, что он делает.

Беседовала Мария Крашенинникова-Хайт
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности