Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения».
Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
 
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
«В 2010 году все были уверены, что обучать дистанционно — это высылать диски по почте и записывать лекции с голосами на заднем фоне. Сегодня все совсем по-другому»
ИРИНА РУССКОВА
Ирина Русскова, руководитель Факультета психологии «Среды обучения», — о том, как изменилось общественное мнение о дистанционном образовании в сфере психологии, по каким критериям выбираются преподаватели нового поколения и что планируется на факультете в 2018 году
— Завершается насыщенный год, время традиционно подвести итоги. Что главного произошло на факультете за это время?
1
Во-первых, в этом году мы выпустили 100 человек с высшим психологическим образованием. Для нас это очень важно, мы гордимся тем, что от нас выходят не просто люди с дипломом, а практики, которые реально могут и хотят работать по профессии.
2
Во-вторых, мы получили лицензию на оказание услуг дополнительного профессионального образования и запустили сразу несколько двухлетних программ: по психологическому консультированию и диагностике личности, по семейной системной терапии, по детской и возрастной психологии. Раньше формата ДПО (дополнительного профессионального образования. — Ред.) у нас не было, а оказалось, что он очень востребован. Часто на факультет приходят люди, у которых уже есть одно образование, и они хотят узнать что-то новое и для работы, и чисто для себя. Если первое образование никак не связано с психологией, ДПО — отличный вариант, чтобы начать ею заниматься.
— Похоже, все идет по плану. А случалось ли в уходящем 2017-м что-то неожиданное?
— Конечно! В этом году на факультете психологии случилось много того, чего мы не делали раньше, а теперь точно будем продолжать. Помню, сидели с коллегами в январе и думали, что бы такое прикольное сделать. Родилась идея бесплатного онлайн-фестиваля по психологии. Мы предложили темы, пригласили экспертов, разослали приглашения нашим студентам и выпускникам, разместили объявления в группах — и все, больше никакой рекламы не было. Вообще не знали, «выстрелит» или нет, как все это будет. И внезапно всем очень понравилось: в первом фестивале участвовало более 3'000 человек, а дальше количество только увеличивалось. В итоге за год мы провели 5 фестивалей: в феврале и в июне говорили о трансактном анализе, гипнотерапии, экзистенциальной терапии, фриланс-психологии и других интересных вопросах, осенью стали делать уже по темам — детская психология, системная семейная психотерапия, провели партнерский фестиваль по актуальным методикам в психологической практике. В итоге к нам присоединилось более 13'000 человек, которые раньше о нас ничего не знали. Многие из них теперь планируют получать дополнительное образование по психологии. А еще после каждого фестиваля мы делаем программы повышения квалификации: слушатели могут углубиться в тему и поучиться у экспертов, которые им понравились, в итоге получить сертификат или удостоверение. И все это — в удобное время.
— Кстати, об удобном времени. Все программы «Среды обучения» проводятся дистанционно. Люди доверяют такому формату?
— Когда факультет только открылся в 2010 году, конечно, не очень доверяли. Тогда считали, что дистанционное образование — это когда высылают диски по почте и смотрят лекции, где на заднем фоне кто-то что-то другое говорит. Это все выглядело не очень серьезно. Но там была и другая проблема: преподаватели сами были не готовы к дистанционному обучению. Они привыкли читать лекции или вести семинары, когда перед ними сидят люди, они видят глаза. Первые вебинары были смешные, лекторы волновались: «А как они будут вместе работать?.. А домашние задания?..» Приходилось сначала их учить, как обучать. Сейчас, конечно, ситуация совсем другая. Все уже привыкли и поняли, что дистанционное образование удобно, потому что не тратишь время на дорогу, а в остальном — настолько же эффективно, как очное: есть программа, есть некоторые рамки, за которые не можешь выходить, но в целом график строишь сам. Причем все условия обговариваются еще до старта обучения: и длительность программ, и порядок оплаты можно подстроить под потребности слушателя. Учиться дистанционно в основном приходят люди мотивированные. В каждой группе есть «звезды», есть просто хорошие студенты. Найдется и один-два человека, которые просиживают штаны, — но где их не бывает? Все дело в том, зачем люди приходят. Если за знаниями и опытом — они их получат, у нас все условия для этого есть. По тому, как трудоустраиваются люди после наших программ, видно, что они выходят квалифицированными специалистами. Они уже во время учебы начинают работать с клиентами, регулярно получают супервизию и в итоге становятся хорошими практиками.
— Бывает такое, что человек у вас поучился, а потом приходит и говорит, что хочет преподавать следующим поколениям студентов?
— Да, такое случалось. Мы сотрудничаем с некоторыми нашими выпускниками, делаем интенсивы и обучающие курсы. Например, Динара Гильфантинова — наша выпускница, мы с ней сделали курс по арт-терапии, в которой она работает давно, и еще один очень полезный курс о том, как частному психологу-консультанту открыть свое дело, с чего начать, как подобрать кабинет, найти клиентов и т. д. У нас эксперты — это всегда практики, которые делятся своим опытом и знают не понаслышке, о чем говорят.
— То есть достаточно быть практиком, чтобы стать преподавателем в «Среде обучения»?
— Не совсем. Хотя это необходимое условие: мы смотрим на то, чтобы человек обладал базовой подготовкой и принадлежал к какой-либо психологической школе, возможно, состоял в какой-либо ассоциации или психологическом обществе своего направления, а также преподавал в вузе. Для нас важно, чтобы тот, кто учит, был действительно экспертом, а не просто нахватался «по верхам» разных курсов. Мы сейчас сотрудничаем с преподавателями из разных вузов, в основном московских: НИУ ВШЭ, МГУ, ПИРАО, РУДН, МГППУ — и все больше замечаем, как по-разному они мыслят и подают информацию. У нас есть и зарубежные преподаватели — например, Оскар Бренифье (директор Института практической философии в Париже) или Дэвид Скотко (американский специалист по психологическим исследованиям). Очень полезно учиться у разных специалистов — в этом, кстати, еще один плюс нашего факультета. Слушатели узнают, сколько бывает взглядов на психологию, и выбирают, какой им ближе. В прошлом году мы выбирали преподавателей исходя из направлений, а сейчас планируем идти от конкретных людей. Будем приглашать известных психологов (например Ирину Млодик, Юлию Гиппенрейтер, Галину Филиппову) и делать с ними и их командами большие программы.
— Получается, если к вам придет новая Джоан Роулинг от психологии, которая еще не опубликовала первого «Гарри Поттера», — шансов у нее нет?
— Ну почему же! Мы исходим из личности. Если человек — крутой эксперт, но его мало знают, мы можем рассказать всем, почему стоит у него учиться. А если у него есть и знания, и потенциал, и горящие глаза — мы можем помочь вырастить талант. Вообще, наше главное преимущество, помимо уникальных программ и преподавателей, — это гибкость. У нас, конечно, есть свой план, но мы открыты к предложениям и готовы делать новые программы.
— А что еще планируете в новом году?
— Хотим сделать несколько новых программ дополнительного образования, например по зависимости и по организационной психологии. Совместно с нашим партнером — Московским институтом психоанализа — собираемся открыть отдельный факультет HR, там будет и высшее, и дополнительное образование. Сделаем летнюю школу: когда потеплеет, в парках Москвы будем проводить открытые лекции по психологии, на них смогут прийти все желающие, и трансляции тоже будут. Ну и, конечно, собираемся продолжать работать по программам высшего образования и ДПО, которые уже есть. И онлайн-фестивали не бросим, мы их очень любим. Правда, в следующем году их будет поменьше, штуки две — это мы уже умеем, хотим попробовать что-то новенькое.
— Ира, а что вообще для тебя психология?
— Лично или на работе? Как руководителю факультета мне важно понимать, как на те или иные вопросы смотрит психолог, чего ждет клиент, в чем разница взглядов опытного и начинающего специалиста… Я все время меняю фокус, смотрю как бы в комплексе, чем психология становится для тех и других. Мне важно, чтобы программы получались насыщенными, отвечали запросам и рынку. А лично для меня в психологии интересны семейные отношения и организационная психология. Из методов люблю гештальт и провокативную терапию — казалось бы, это чуть ли не противоположные вещи, но мне интересно.
— Можешь что-нибудь посоветовать тем, кто планирует учиться на психолога?
— Я скажу так: самое главное — это понимать свою мотивацию. Прислушайтесь, какой внутренний голос говорит, что это интересно и нужно, что пора именно сейчас. Если есть сомнения — прислушайтесь к ним тоже и поймите, что мешает, какие вопросы возникают. В общем, первый шаг — определиться, зачем вам это вообще нужно. И мозгом, и сердцем. Сформулировать запрос. А больше можете вообще ничего не знать, просто позвонить нам, и мы подскажем, какая программа под ваш запрос подходит. Почти наверняка что-нибудь подберем.

Беседовала Мария Крашенинникова-Хайт
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности