ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПСИХОЛОГИЯ / 7 ноября
карьера психолога
Профессия: логотерапевт. Олеся Алексеева
Выпускница Московского института психоанализа Олеся Алексеева — о смыслах, воспитании и ценностях логотерапии
Олеся Алексеева, наша выпускница, живет в Алматы. Сейчас она успешный практикующий психолог, член Ассоциации профессиональных психологов и психотерапевтов г. Москвы, логотерапевт, аккредитованный Институтом Виктора Франкла (Вена, Австрия) и Московским институтом психоанализа, организатор и руководитель Центра психологического консультирования и логотерапии «Нэфэш». Только к 30 годам Олеся начала осваивать новую для нее специальность, осуществив тем самым свою мечту детства. С двумя грудными детьми на руках, параллельной работой и фрилансом она пошла учиться на психолога дистанционно. Сейчас Олеся продолжает совершенствоваться и изучает новые направления, практикует как психотерапевт 5 лет, из которых 2,5 года работает в модальности логотерапии. Главное для нее в профессии — это помогать со смыслом.

Мы поговорили с Олесей и узнали о том, как возвращаются потерянные смыслы и откуда берутся новые, а также о чем стоит помнить родителям при воспитании детей.
— Логотерапия предполагает разговоры о смысле. Однако у клиентов психолога часто бывает наоборот — они приходят за «волшебной таблеткой», просят: «Скажите мне, как жить, я это сделаю, и мне станет хорошо». Как работать с такими запросами?
— В логотерапии смысл всегда имеет в виду что-то конкретное, и он всегда возвышает человека. Но не только о смыслах можно говорить в русле логотерапии, а еще о совести, ответственности, свободе.

Если взять все запросы клиентов и поделить их на две условные группы, получается примерно следующая картина. На первом месте: «Скажите мне, чего я хочу». На втором — «Помогите исправить ребенка, мужа, жену…» Пока я не получила квалификацию в области логотерапии, мне было достаточно сложно работать с такими запросами. Благодаря методам и мировоззрению данного направления работать стало гораздо легче, а главное — понятнее для клиента.

Каким образом это работает? В первую очередь я говорю своим клиентам о том, что есть в жизни моменты, которые мы изменить не в состоянии. Есть судьбоносные ситуации, и на них повлиять никаким образом невозможно: дата нашего рождения, физиологические особенности, с которыми мы родились, погода за окном и еще много того, на что наше «хочу» не работает. Любой человек сталкивается с трудностями. Главное — донести до него, что он свободен не «от», а «для». Мы свободны принимать решения! Правда, ответственность за выбор тоже лежит только на нас. В принципе, каждый человек это понимает, по крайней мере тот, кто приходит с желанием что-либо изменить в своей жизни. Если человек пришел с мыслью: «Я тут ни при чем, это все муж, или жена, или ребенок, это они виноваты», — я начинаю объяснять, что это как раз тот судьбоносный момент, который изменить невозможно. Это нужно просто принять. А если вы этого принять не можете, значит, нужно разобраться почему. Человек, который приходит в терапию, должен быть готов меняться.
— В чем самые важные для вас принципы логотерапии?
— Первое и основное — это, конечно, отношение к личности. Каждая личность уникальна, особенна и неповторима, то есть второго такого человека, как ты, нет на земле. И возможности человека ограничены лишь им самим. Второе — отношение к смыслу. Потенциально смыслы уже присутствуют в жизни человека, но по разным причинам он может их не увидеть или не суметь облечь в слова и действия. Смысл жизни не приобретается, а открывается, и это требует усилий, навыков. У человека есть свой собственный «орган смысла» — это совесть. Она помогает обнаружить единственный и уникальный смысл, который кроется в любой ситуации. И, наконец, третье — отношение к человеческой свободе, свободе выбора. Понятно, что наши родители, дата рождения и другие люди останутся такими, какие они есть, но все остальное мы в состоянии изменить. Вопрос только в том, готовы ли мы взять на себя ответственность за эти изменения.
— Неужели не бывает эпизодов совсем без смысла?
«Смысл связывает то, что есть, с тем, что последует. Поэтому эпизодов без смысла просто не может быть»
— Логотерапевта интересует прежде всего потенциальный, скрытый смысл в каждой конкретной ситуации. Смысл связывает то, что есть, с тем, что последует. Поэтому эпизодов без смысла просто не может быть.
Как говорил Виктор Франкл, «смысл больше, чем инсайт, и больше, чем значение. Значение универсально, смыслы уникальны». То есть даже если вы считаете, что никакого смысла в данном действии или поступке нет, он все равно есть! Для примера расскажу вам одну историю. Так сложилась судьба, что я в 15 лет осталась одна: у меня мама умерла и отец погиб буквально через 9 дней после этого. Для меня всегда стоял вопрос: зачем ходить на кладбище, какой в этом смысл? По христианским обычаям я накрывала стол в дни памяти, но не понимала, кто вообще выдумал «посещения» и для чего. 18 лет я не была на кладбище у родителей. А потом я пришла в логотерапию и поняла: это нужно, чтобы осознать смысл своей личной жизни, насколько она скоротечна. Как много они могли бы сделать — и ты можешь делать, ведь ты жив! Но не делаешь — возможно потому, что думаешь: жизнь не закончится никогда. А это не так. Дата смерти — тоже один из судьбоносных моментов, который мы не в состоянии изменить. Если не задумываться об этом, есть риск не придать значения многим важным вещам. Теперь я регулярно посещаю моих родителей, чтобы успеть сделать еще больше.
— Можете рассказать о каком-нибудь случае из практики, когда другие люди тоже нашли свой смысл?
— Смысл — это не какая-то определенная задача, которую должен найти или не найти человек. Смысл всегда шире, чем та реальность, в которой человек находится. Тем не менее могу рассказать вам историю одного клиента — он разрешил мне ею делиться. Как-то раз ко мне пришел мужчина далеко за 40, добившийся всего, чего хотел (так ему казалось). Но чего-то все равно не хватало. Он пил так, что его компания оказалась на грани банкротства, а семья — на грани развода. Он пришел с этой проблемой ко мне: «У меня все рушится, а я не могу с этим бороться, и более того, даже не могу понять почему…» У нас было с ним несколько встреч. Разбирая его случай, мы в итоге дошли до того, что все его достижения были лишь сопутствующими. Каждый этап — дом, достаток, брак — нужен был для чего-то. Задачи и цели несли в себе один большой смысл, вот только о нем мой клиент «забыл по пути». Оказалось, с детства он мечтал завести собаку. Но для этого, говорили родители, сначала надо выучиться, потом найти хорошую работу, затем построить свой дом, жениться, завести детей, а уже потом… В этой беготне мужчина забыл про свою мечту. Когда все «промежуточные» цели оказались достигнуты, он был настолько несчастен и не ощущал смысла жить дальше, что начал пить. Когда мы докопались до этого, клиент завел собаку. И что вы думаете? Он бросил пить, потому что собака требует режима. Из-за границы вернулась жена. Бизнес процветает. И у мужчины теперь есть осознание смысла, поочередного продвижения. Я уверена, что в его жизни еще будут смыслы, потому как смысл жизни постоянно меняется, но никогда не исчезает.
БИЗНЕС-АНГЛИЙСКИЙ
— Давайте еще немного поговорим о клиентах. К психологам приходят люди разного возраста, разного положения, с разными смыслами, разными целями. С кем именно вы предпочитаете работать?
— У меня нет такого понятия, как «предпочтение». Я работаю в рамках гуманистической психологии и логотерапии, что подразумевает особое, индивидуальное отношение к каждому клиенту. И мне особо не интересно, богат он или беден, влиятелен или не очень. Главное для меня — это то, чем я могу быть для него полезной. Те, кто ко мне обращается, просто люди, которым нужна моя помощь. Зайдя в кабинет и закрыв за собой дверь, они порой сами забывают, какой у них статус, материальное благосостояние, какое влияние они имеют за пределами кабинета. На этой территории им разрешается чувствовать, говорить, плакать и быть самими собой. А цели и смыслы у всех действительно есть, и они совершенно разные, что безумно радует!

Пожалуй, единственное, что стоит отметить, — возраст. В любом случае я работаю со взрослыми, даже когда приходят с запросом по ребенку. Я считаю, что если нет диагноза о задержке в развитии, расстройстве аутистического спектра и др., то ребенку до 6−10 лет не нужно ходить к психологу. Пока не сформировался характер (а сензитивным периодом для становления характера считается возраст от 2−3 до 9−10 лет), влияние какой-то чужой тети на становление ребенка — совершенно бесполезная задача. Для него важнее всего люди, с которыми он живет. Конечно, игровая терапия, арт-терапия, песочная терапия могут стабилизировать и подкорректировать состояние ребенка, привить какие-то качества, но никак не изменить. Поэтому я стараюсь работать, по большей части, не с ребенком, а именно с родителями. Ценно, что я не сталкивалась с критичным отношением родителей к такому подходу. Сейчас довольно много информации в книгах и в интернете, и мамы стали продвинутые. Они готовы меняться сами.
— Если родители смотрели лекции, читали книги и имеют свое представление о психологии, зачем они приходят к специалисту?
— Они могут оценить ситуацию с житейской точки зрения: «Я отбираю у него планшет, и поэтому он на меня „агрессирует“, но что с этим делать, я не знаю». Мы работаем с тем, чтобы мама со стороны видела не только ситуацию, но и выход из нее. Разбираясь в конкретном случае, она учится простраивать дальнейшие отношения с ребенком более продуктивно. К тому же психолог помогает родителям увидеть, что дети берут с них пример. Если мама целый день сидит в «Инстаграме», то чем заниматься сыну или дочери? Естественно, сидеть в интернете. Пускай до «Инстаграма» он еще не дорос, но игры в интернете будут его привлекать. Если мама будет заниматься саморазвитием, то и ребенок будет заниматься саморазвитием. В моей практике был такой случай: работающая мама двенадцатилетнего сына увидела, как устроены их отношения в семье, и решила исправить ситуацию.

В разговоре мы выяснили: единственное, на что ее мальчик отвлекается, — это «вкусняшки». И она сама предложила способ «вытащить ребенка из интернета». Она решила каждый вечер с ним готовить одно новое блюдо. Через три года ребенок поступил в кулинарный техникум и сейчас не мыслит себя без царства кастрюль и половников. Он очень благодарен маме за то, что она его, если хотите, «спасла». Психолог в этом случае помог найти нужные, осмысленные выходы.
БИЗНЕС-АНГЛИЙСКИЙ
— Чтобы предпринимать такие шаги, родителям нужно сначала убедиться, что определенная область может стать смыслом жизни ребенка?
— Родителям нужно не искать за него смыслы, а слышать и принимать интересы ребенка. Я не сторонник тестирования детей на профориентацию и определения узкой направленности. Как я объясняю это родителям, сейчас, в 12 лет, ему нравится собирать мопед, а через год ему понравится готовить торты, но вы-то уже определили его в механический техникум. Что делать, если для вас он уже механик, а в душе он хочет торты печь? Моя большая рекомендация родителям жирным шрифтом: никогда не определяйте судьбу ребенка!
«Моя большая рекомендация родителям жирным шрифтом: никогда не определяйте судьбу ребенка! Не ограничивайте его своими нереализованными мечтами!»
Не ограничивайте его своими нереализованными мечтами! Возможности человека определяет он сам. Узкая направленность закрывает другие возможности, в которых ребенок мог бы развиться еще больше. Как логотерапевт, я понимаю, насколько важно не ограничивать свободу выбора.
— Вы используете профессиональные знания для общения в своей семье?
— Я понимаю, что сейчас мой смысл — это отдавать большое количество времени семье, так что 50% времени от работы я мама и жена. Замечаю, что с получением психологического образования я стала терпимее, потому что могу объяснить для себя эмоциональное состояние другого. Мы с мужем 18 лет в браке и в последние годы стали больше разговаривать о своих чувствах, переживаниях, планах. Мы стали меньше ссориться и обижать друг друга. Думаю, это все благодаря общению. Детям я тоже стараюсь рассказывать про свои чувства, объясняю, почему мама сейчас именно такая. Для чего я это делаю? Для того, чтобы они знали: людям, которые живут рядом, можно доверять, их любят, ценят, понимают и принимают. Это очень важно — разговаривать о своих чувствах и эмоциях, особенно с детьми.
— Есть в вашей теперешней жизни еще какой-либо смысл, важный для вас?
— Самое важное на данном этапе жизни, кроме детей и мужа, — я сейчас осваиваю очередное профильное направление. Учусь на клинического психолога по специализации «перинатальная психология». Еще в 6−7 классе школы я мечтала быть врачом, вполне конкретным: акушером-гинекологом. Перинатальная психология — это то, к чему я стремлюсь сейчас. Ну и хотела бы, конечно, как-то повлиять на мир, изменить ситуацию к лучшему, воспитать добрых детей. Планирую написать и издать книгу о смысле и чувствах. Много еще надо успеть.
— Как вы считаете, какие качества должен воспитать в себе профессиональный психолог?
— Первое — это слушать и слышать. Второе — наверное, желание и умение учиться, потому что это непрерывный процесс. Сейчас такое количество исследований! Если это все не изучать и работать в узкой направленности, то и уровень помощи будет ниже. А из личных качеств — конечно, нужна здоровая эмпатия и здоровый альтруизм, потому что без искреннего желания помочь человеку ничего не добьешься.
Беседовала Мария Крашенинникова-Хайт
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности