Дистанционное обучение психологии

ПСИХОЛОГИЯ / 1 февраля

«Оказавшись в "Среде", я поняла, что это то общество, в котором я хочу находиться, это те люди и те разговоры, которые мне близки»

Мария Горелик

Психолог, выпускница Факультета психологии «Среды обучения»
Беседа с выпускницей Факультета психологии Марией Горелик об обучении, первых консультациях, трудностях в практике начинающего психолога и их преодолении.
— Мария, спасибо, что согласились поговорить! Хочу начать с того, как психология пришла в Вашу жизнь. Расскажите, как Вы оказались на программе дополнительного образования Факультета психологии?
— Рада нашей беседе! Перед тем, как начать рассказывать, отмечу, что отношусь к Среде обучения с огромной благодарностью. Когда у меня спрашивают: «Где ты училась? Посоветуешь ли это место?», я всегда говорю: «В “Среде обучения” и да, посоветую, потому что Среда — это круто». Это действительно классная возможность, особенно для тех, кто живет не в Москве, как, например, я. В моем городе нет крутых вузов, и онлайн-формат в таком случае — то, что нужно.

Что касается моей истории входа в профессию психолога, она не такая уж сногсшибательная, но наглядная. Я была очень послушным ребенком, мне казалось — то, что я хочу, неважно, главное, что мама говорит. Так вот в определенный момент мама сказала, что после школы мне нужно пойти в IT, и в каком-то смысле она была права: уже в 2012 эта сфера была очень востребованной. Так мы и сделали. Но был абсолютно не учтен тот факт, что я вообще-то человек гуманитарный, мне близки языки, а математика, в принципе, дается, но непросто. Я училась на программиста шесть лет, мне было очень тяжело, но я до последнего верила, что проблема только в том, что нужно больше заниматься, еще чуть-чуть постараться, и все будет хорошо. Но два года работы по специальности закончились тем, что я просто плакала на рабочем месте. Мне казалось, что за зарплату я продаю свою жизнь. Стало понятно, что так продолжаться больше не может и я что-то должна с этим сделать.

Тогда психологии на горизонте еще не было, и мне было страшно от того, что я не знаю, в каком направлении двигаться. Позже я случайно наткнулась на курс сейчас довольно известного психолога, посвященный поиску предназначения. И, в общем-то, оказалось, что из всего потока одна я поняла в конце обучения, чем мне нужно заниматься. Преподаватель отмечала, что я — яркий для нее эпизод. Мы делали упражнения. Я спрашивала у близких: «Как тебе кажется, что у меня хорошо получается?», выписывала свои достоинства, черты людей, на которых хотела бы быть похожей… И в результате этой комплексной работы выяснилось, что мне подходит профессия, связанная с общением. Это должна быть помощь людям и свободный график. На работе мне тоже говорили: «Слушай, ты так часто общаешься, может, тебе в психологи уже пойти?».
Все вело к психологии, в конце концов, я поняла, что мне нужно быть именно психологом, что так, как было, продолжаться больше не может. И я стала искать, куда мне пойти учиться.
Я живу в Магнитогорске, в Челябинской области, и рассматривала варианты заочного образования в Москве, Петербурге, планировала периодически ездить туда. Но сайты вузов выглядели так вяло и уныло, что выбрать ничего не получалось. И тут мне попадается «Среда обучения». В Среде меня сориентировали, все подробно рассказали, объяснили, что мне не нужно учиться четыре года на бакалавриате и есть удобный вариант двухгодичного обучения на программе Дополнительного образования, нацеленного на овладение практическими навыками.

Я поступила, уволилась с работы, и, с одной стороны, из-за этого годы учебы были для меня довольно сложным периодом, но, с другой — это помогло быстрее сориентироваться и изменить свою жизнь.

Я была физиком, а стала лириком, была программистом, а стала психологом. И не сказала бы, что программирование помешало мне, скорее наоборот. Пока ты учишься на программиста, мозги развиваются так, что потом учиться на кого-то другого очень легко. И мне, правда, было несложно и очень интересно.
Оказавшись в «Среде», я поняла, что это то общество, в котором я хочу находиться, это те люди и те разговоры, которые мне близки». Все сложилось благополучно. Я попала в свою струю.
— А расскажите, с какими трудностями Вы столкнулись во время учебы?
— Сложно было поначалу, и речь не о материальной стороне дела, я тогда только вышла замуж, муж очень радушно отнесся к тому, что будет добытчиком. Мне в этом смысле очень повезло с партнером. Проблема была в том, что во-первых, я чувствовала, что многого не знаю — как разговаривать с клиентом, как задавать вопросы, во-вторых, мне было страшно, что клиент придет ко мне с ожиданиями, а я не смогу эти ожидания оправдать. Убеждение в том, что я должна оправдывать ожидания, высокая планка ожиданий от себя — это мои личные особенности и даже проблемы.

Конечно, в первую очередь с этими трудностями помогла справиться личная терапия, а также важную роль сыграло дружное сообщество студентов Среды. Мы обменивались своими страхами и находили поддержку друг в друге.
— Наверняка сложно было начать консультировать первых клиентов? Что Вам помогло?
— Я справилась со многими трудностями после того, как у нас прошел практико-ориентированный курс «Индивидуальное и групповое консультирование». Его ведущая Екатерина Крупецкая так прямо сказала: «Берете клиента, проводите с ним бесплатно три сессии, потом собирайте группу и так далее. Ничего не бойтесь». Это очень нас всех подтолкнуло. Я нашла свою первую клиентку, и это внушило мне уверенность, что я могу… Во-первых, я честно предупредила ее о том, что я студентка, во-вторых, консультировала бесплатно. Я поняла, что никаких особых ожиданий от меня быть не должно, и спокойно работала. И очень радовалась, что могу помочь человеку даже на этом этапе своей подготовки.

К тому же параллельно с учебой я проходила личную терапию у Дениса Сенникова, преподавателя Факультета психологии Среды обучения, курс которого у нас уже завершился. И ему тоже задавала вопрос, пора ли начинать консультировать. Его ответ был такой: «Пора. Консультируй. У тебя все получится!». Авторитетный человек благословил меня, сказал, что у меня получится… И я начала. Многие слова и мысли наших авторитетных преподавателей очень повлияли на меня. Например, кто-то из них сказал: «Не думайте, что вы такие всемогущие и можете навредить клиенту. По-хорошему, в консультировании невозможно навредить человеку. Вы ничего не можете такого сказать, чтобы он рассыпался, сошел с ума и так далее». И действительно, если соблюдать этику, то навредить невозможно. Я до сих пор так думаю и нахожу этому подтверждение в работе. А понимание того, что я никому не наврежу, снимает очень много переживаний. Мы не всемогущие — это правда.
  • Денис
    Сенников
  • Екатерина Крупецкая
— И это ведь ценная мысль не только для психолога. Продолжая тему преподавателей и дисциплин, хочу попросить Вас рассказать о каком-нибудь особо запомнившемся упражнении, занятии.
— Сначала скажу: у меня есть одно большое «за» в пользу «Среды обучения» — преподавательский состав. Я всем про это говорю. Меня поразило, что на каждый курс выбран суперпрофессионал своего дела. Это не та ситуация, когда одни и те же преподаватели из года в год новому набору скучно читают одни и те же лекции и больше нигде не работают. Преподаватели в Среде — реально востребованные современные психологи, они все практикуют, они постоянно образовываются и общаются в профессиональных кругах.

У нас были самые крутые преподаватели. Динара Гильфантинова, Денис Сенников, Анна Соколова, Наталья Фомичева, Анастасия Лучик, Галина Лайшева…
Сложно себе представить, что, обучаясь в каком-то университете, можно было бы повстречаться с таким количеством профессионалов. Это возможно только в онлайн-формате. И я за эту возможность бесконечно благодарна.
Если вспоминать яркие моменты учебы, то мне на ум приходит предмет, на котором мы рассматривали тему пограничного состояния. Преподаватель Галина Лайшева попросила описать любого литературного или киногероя, у которого можно наблюдать пограничный уровень организации психики. И я поняла, что в романе «Идиот», который я тогда читала, как раз есть такая героиня Настасья Филипповна. Люблю творческие задания с изюминкой, было особенно интересно анализировать любимого персонажа, а также осознавать, насколько Достоевский точно описал проблемы своего героя, которые профессиональными психологами будут описаны только спустя многие годы.
— Это очень радостно слышать! Каждый из этих преподавателей наверняка очень увлеченно рассказывал про свое направление, скажите, появился ли любимый метод консультирования у Вас?
— Честно скажу, слушая каждый курс по новому направлению, я думала: «Вот! Это именно то, чем я должна заниматься!». Психоанализ — прекрасно, клиент-центрированная терапия, гештальт, экзистенциальная психотерапия — замечательно, транзактный анализ — просто песня. Определиться с подходом было очень сложно. И на какое-то время было решено оставить этот вопрос. Я просто консультировала, брала из всех стилей по чуть-чуть.

Но жизнь сама так сложилась, что я все же выбрала подход. Сейчас это гештальт. И не только потому, что он мне очень нравится, хотя и это тоже, а в основном выбор пал на него из-за знакомства с Денисом Сенниковым. Это произошло на самой первой очной практике в Среде обучения. Помню, Денис сел, начал рассказывать про гештальт, про проживание эмоций, про «здесь и теперь», про то, что это своего рода философский взгляд на мир, а не просто набор упражнений и техник... И я поняла, что мне все это очень близко, познакомилась с Денисом, сразу записалась к нему на личную терапию, а сейчас прохожу у него обучение гештальт-подходу.
— Как Ваши близкие относятся к психологии и Вашей новой профессии? Поддерживают ли на пути обучения?
— Это удивительно, но я попала на обучение гештальту вслед за своим мужем. Он, человек из другой сферы, дизайнер, всегда отнекивался от психологии в качестве личной терапии и вообще, но как-то раз послушал лекцию Дениса вместе со мной и постепенно стал все больше и больше интересоваться гештальтом. Он понял, что преподаватель говорит на понятном ему языке. И именно мой муж решил учиться гештальту, не для работы, а для себя, чтобы лучше разбираться в теме, а я, недолго думая, решила пойти вместе с ним. Мы учимся, и я в восторге от того, что происходит. Гештальт действительно очень классно дополняет то, что я знаю.

Мне, конечно, хотелось, чтобы мы с мужем были в одной теме, чтобы в его жизни тоже произошли изменения, но я на него не давила. Он сам увидел и почувствовал. И так получилось, что его интерес оказался настолько большим, что он и меня за собой потащил.
Думаю, если у вас есть желание кому-то передать какое-то благо, то самое главное — чтобы человек увидел, как это благо меняет вас. Только так, мне кажется, человека можно куда-то направлять. Точнее, видя, что с вами происходят положительные изменения, он сам направит свой интерес в нужную сторону.
— Мария, поделитесь, первая платная сессия с клиентом — какая она была? Что Вы чувствовали?
— Первой клиенткой была моя старая знакомая. Она попросила о консультации тогда, когда я сама еще до конца не верила, что я практикую, и активно никак себя не позиционировала, в моем профиле в соцсетях просто было написано «психолог» и больше ничего. Она доверилась мне на человеческом уровне. Скажу честно, даже сейчас для меня это был бы сложный клиент. И сложность была в том, что это был скорее психиатрический случай, а не психологический. Оказалось, что у моей клиентки пограничное расстройство личности. Прям как по учебнику (а мы только что прошли этот курс): и опасное поведение, и самоповреждающие действия, и зависимости, и много сексуальных связей… Я сразу поняла, что я с этим не работаю и с ее ситуацией нужно идти к психиатру, но выслушать могу. После консультации ей стало легче. Во-первых, она утвердилась в том, что ей нужен врач, появилась хоть какая-то ясность, во-вторых, она почувствовала поддержку и сочувствие.

Первая сессия, и я расписываюсь в своем бессилии… Но я к этому нормально отнеслась. Первый урок о том, что я не всесильна.

Отвечая на вопрос, что я чувствовала, точно скажу, было страшно. С другой стороны, я поняла, что сложнее клиентов, может быть, у меня и не будет. И действительно, пока не было.
— Спасибо, что поделились! Скажите, как начинающему психологу разумно подойти к распределению своего графика, чтобы не перегружать себя и делать работу качественно? Сколько сессий в день/неделю проводите Вы?
— Сразу скажу, что больше трех консультаций подряд у меня еще не было. Ситуация, когда между встречами нет перерыва, для меня тяжела. Мне обязательно требуется хотя бы десять минут перерыва. И работать больше трех часов в день именно в консультировании сложно. Ведь это часы абсолютного контакта с человеком. Как бы ни казалось со стороны, что вы просто разговариваете, это не так. Психолог проделывает огромную внутреннюю работу, в которой задействован не только его ум, но и психика. Находится с человеком в контакте, справляется со своими чувствами, обрабатывает чувства другого человека, выстраивает картину происходящего, продумывает стратегию, интервенции. Это все — колоссальный труд, который нельзя недооценивать. И ожидать от себя восьмичасового рабочего дня, как это было на вашей предыдущей работе, — я считаю, безжалостно по отношению к себе. И именно поэтому психологическая работа почасово стоит дороже, чем другие.

А начинающий психолог так или иначе много рефлексирует, и на это он тоже тратит силы. Переживания отнимают и энергию, и время. Сначала мне было не так просто проводить даже одну консультацию в день. Мне нужен был еще один день, чтобы как-то переварить полученную информацию. Ведь нужно внутренне обработать клиента, сделать какие-то выводы, все записать. У меня есть огромный блокнот, половину которого я уже исписала своими мыслями о том, что нужно спросить у клиента в следующую нашу встречу. На это все нужно время. И, конечно, нельзя забывать про свои физиологические потребности: например, необходимо вовремя есть. Это одно из условий, как уберечь себя от выгорания. Также, естественно, надо давать себе отдыхать.

Сегодня проводить около десяти сессий в неделю для меня комфортно. Но пока что я не рассматриваю психологическое консультирование как полноценный способ заработка. Да, у меня есть стабильные клиенты, но я все равно больше затрачиваю, чем зарабатываю, потому что продолжаю образование, плачу за него.
— Случаются ли сомнения в правильности сделанного выбора, приходят ли мысли о том, что работа психолога не совсем то, чего хочется?
— По всем показателям эта работа мне нравится. Естественно, бывают моменты, когда я в себе сомневаюсь, когда думаю, что недостаточно хороша, либо мне рано брать некоторых клиентов. Но как только такие мысли приходят в голову, я обязательно иду на супервизию. Потому что это опасно: можно действительно сделать неправильные выводы, вовремя не обработать какие-то тревоги, и они потом выльются в выгорание и мысль, что психология — это не мое. Часто достаточно поработать со своими чувствами, осознать, что ты действительно не всемогущ, что клиент был со слишком большими ожиданиями или слишком обесценивал тебя. Ведь часто бывает, что клиент недоволен всем, с чем соприкасается.
— А запомнилась ли Вам какая-нибудь негативно окрашенная встреча с клиентом, после которой трудно было отойти?
— У меня была клиентка лет на пятнадцать старше, чем я. Она сама вела разговор, перехватывала инициативу, на каждую мою интервенцию говорила: «Это понятно, это я и так знаю». Она не могла сформулировать запрос, не могла понять, чего она хочет, но от меня явно ждала этого понимания. И больше всего меня расстроило то, что в конце на мой вопрос «С чем вы уходите?» ее ответ был такой: «Я хотя бы выговорилась». Эти слова меня прямо подкосили, ведь я работала, мыслила, обрабатывала внутри все, что она говорит, а для нее это выглядело совсем по-другому.

Это был самый взрослый клиент в моей практике. И тут подключилось многое: и мои проекции, что она чего-то ждет от меня (это оказалось правдой, она слишком ожидающий клиент), и страх, и моя неопытность, и ее особенности. Я с этим случаем выходила на супервизию, набралась поддержки, поверила в свои силы. Надо сказать, клиентка пришла на консультацию во второй раз, на мой взгляд, все прошло лучше, но больше она ко мне не вернулась. А я по ряду причин сделала вывод: помимо того, что у меня было мало опыта, во многом все случилось так потому, что человек этот был пока не готов заниматься изменением своей жизни.
— А как психологу справляться со своими негативными чувствами, например, что делать, если клиент его раздражает?
— У меня был недавно такой случай — я почувствовала раздражение к своей клиентке, даже злость. И я его тут же вынесла на супервизию. В данной ситуации нужно поработать со своими чувствами, понять, что тебя раздражает. Ответить себе на вопросы: почему клиент не имеет права на то, чтобы быть глупым или раздражать тебя? Какую потребность он мешает тебе в этот момент реализовать? Например, он может мешать удовлетворить потребность быть полезным психологом. И дальше вопрос: для чего вы консультируете — чтобы быть полезным психологом или для чего-то другого?

Нужно понять, что человеку не всегда нужно что-то разъяснять, если он кажется вам глупым. Мне мешала злость на клиентку за ее глупость, и я просто дала ей шанс быть самой собой. Это ее способ приспособления к миру — хотеть, чтобы за нее все делали.

Гештальт на этот вопрос, насколько я понимаю, смотрит так: любые чувства, возникающие в контакте с человеком, о чем-то говорят и имеют место быть. Если я чувствую раздражение в беседе с клиентом, я могу об этом сказать: «Вы знаете, мне кажется, вы не хотите меня услышать и понять мои слова. И меня это злит. Каково вам это слышать, что вы можете сказать на это?» То есть нужно легализовать этот момент, привнести его в консультацию, проработать, ведь неспроста я, как консультант, испытываю эти чувства на этой встрече. Для клиента это сообщение может быть информативным. Возможно, кто-то из его собеседников в повседневной жизни тоже испытывает эти чувства, а он об этом не знает, и тут мы обращаем на это внимание и можем поработать над конкретными проявлениями.

— Хочу затронуть тему стереотипов о психологах. Есть мнение, что психологи обязательно должны быть чуть ли не идеальными, они не ссорятся, не раздражаются и так далее. Что Вы скажете в ответ?

— Наш преподаватель Динара Гильфантинова говорила о том, что психолог должен быть носителем социальной нормы, то есть должен быть нормальным. И то, как она это преподносит, и то, как она это реализует в своей жизни, во мне отзывается. Динара вызывает ощущение стабильности, кажется, что она четко понимает, что она делает и к чему это приведет. Ее образ целостный и, может быть, даже сам по себе исцеляющий.

Но излишняя идеальность психолога мешает клиенту раскрыть свои потаенные уголки души. Не секрет, что мы все живые люди и у всех у нас есть проблемы.
И если я отрицаю существование своих проблем, то невербально сообщаю своему клиенту, что это ненормально — иметь их. Получается: с одной стороны, я помогаю клиенту быть живым, настоящим, спонтанным, принимающим свои проблемы, а, с другой стороны, свои проблемы не показываю.

Мне кажется, что в современном обществе все устали от идеальной картинки и от «успешного успеха». Увидев успешного человека, мы думаем: «А я что? Мы с мужем не ходим за ручку в ресторан. И на отдых не ездим так часто. В моей жизни что-то не так, моя жизнь не соответствует жизни всех окружающих, я плохой». Но ведь на самом деле все у всех примерно одинаково, просто одни что-то показывают, другие не показывают.

Мы должны понимать: все, что мы делаем, служит определенной цели. Если у меня есть цель помочь людям, если я работаю с клиентами, у которых проблемы с границами, проблемы с выстраиванием внутренней структуры, то тогда мне нужно показывать со стороны, как примерно должно быть у нормальных людей, к чему нужно стремиться, на что нужно ориентироваться. А если я работаю с клиентами, у которых, наоборот, в голове одни «надо», «должен», «это плохо», «это хорошо», если у них внутри одни ригидные установки, тогда мне нужно показывать, что жизнь разная, мне бывает иногда плохо, но в целом жизнь и все, что происходит, мне нравится. Цели разные, поэтому презентация себя тоже разная.
— Спасибо за ответ! Есть над чем подумать. Мария, поделитесь, какие занятия кроме психологии вам интересны? Что наполняет Вас, дает энергию?
— Поскольку я работаю все время головой, меня однозначно нужна физическая активность. Я люблю фитнес и еще занимаюсь необычным видом спорта — полденсом. Для меня это сильный выход из зоны комфорта, но в момент тренировки я действительно отдыхаю, не думаю ни о чем, у меня отключается голова. Мне нравится йога. И обязательно — массаж. Честно, я живу от массажа до массажа. Это очень крутая практика возвращения в тело. 

Мы так много концентрируемся в голове. Иногда нам нужно сконцентрироваться на теле, чтобы уйти из головы, отправиться из своих дум в телесные ощущения. Тело позволяет нам быть здесь и сейчас, позволяет прикоснуться к жизни. Люди, не понимая того, что им нужно здесь и сейчас вернуться из головы в тело, могут пить алкоголь, переедать, чрезмерно заниматься сексом, потому что так или иначе хотят отключить голову. А всякие телесные практики позволяют сделать это правильно. И я, как психолог, обязательно рекомендую заниматься физическими активностями, любыми видами: танцами, йогой, плаванием…
— В заключении нашего разговора попрошу Вас дать ответ на такой очень общий, но в то же время популярный вопрос: как поменять свою жизнь?
— Существует принцип парадоксальных изменений, который во мне очень отзывается. Он звучит так: для того, чтобы в вашей жизни произошли какие-то изменения, для начала обязательно нужно осознать, какова ситуация в данный момент. Нужно отследить все причины, перипетии и взаимосвязи текущего положения. И только после этого появляется ясность, что с этим делать.
Нам во время обучения даже сказали — если клиент спрашивает: «И что делать?», это значит, что он не до конца понял, что и как происходит с ним сейчас. Когда человек в мельчайших подробностях осознает, почему он сейчас испытывает эти чувства, как в его жизни все устроено, что его к этому привело, у него не возникает вопроса, что с этим делать. Он просто понимает, в каком месте у него проблема. Если у него есть зависимость, он должен понять, какие чувства ее вызывают, и так далее…
Как поменять свою жизнь? Если коротко: задача не в том, чтобы что-то поменять, а в том, чтобы понять, почему ее хочется поменять.
Материал подготовила Марина Буткевич
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ