ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПСИХОЛОГИЯ / 3 апреля
карьера психолога
Монологи о психологии. Ольга Макушина
Преподаватель Среды обучения — о запросах к психологу, интеллектуальной работе и саморазвитии.
Преподаватель
Ольга Макушина

Кандидат психологических наук, доцент факультета философии и психологии ВГУ, психолог-консультант. Работает в области психологии зависимости, психологии семейных отношений, психологии девиантного поведения. Автор более 160 научных публикаций.
Как долго в психологии
С 1990-х годов: сначала училась на историка и параллельно осваивала психологию в экспресс-режиме, а затем поступила в аспирантуру ПИ РАО (психологического института Российской академии образования в Москве) и продолжила карьеру в психологии с глубоким погружением. Несмотря на значительный профессиональный стаж, постоянно проходит курсы повышения квалификации и учится новому не меньше, чем ее студенты.
В «Среде обучения» преподает
«Основы семейного консультирования», «Психологию семьи», «Гендерную психологию»
В студенчестве…
…мне были очень важны межличностные отношения, хотелось разобраться, как строить контакт с разными людьми, как вообще можно понять другого человека. Мне казалось, что психолог зрит в человека, смотрит сквозь осознаваемые вещи в бессознательное и может разглядеть что-то значимое в контексте отношений. Дипломную работу писала по восприятию невербальных средств поведения: мимики, пантомимики. Я думала, что с психологическим образованием буду чувствовать себя более компетентной в сфере отношений с подругами, с противоположным полом. Стану увереннее. И это сработало! Психология — такая вещь, которая помогает в реальной жизни, а не только в контексте теоретических знаний. Правда, после стольких лет в профессии так конкретно не осознаешь, что применяешь знания психологии. Они просто входят в систему личности и в какие-то моменты включаются.
Я работаю…
…и с супружескими парами, и с семьями. Семейная терапия — одно из самых интересных и любимых направлений. Когда на консультации не один человек, а муж, жена, двое детей, собака, бабушка, дедушка — весь состав семьи, мне все это нужно отрегулировать и всем уделить внимание. Неважно, два человека присутствуют или пять: динамика у них очень активная. Это мобилизует и заставляет быть в повышенном тонусе.

Для работы с семьей я использую системный подход. В этом случае подразумевается, что все проблемы, которые возникают у отдельно взятого члена семьи, — это все равно реакция всей семейной системы. То есть семья может обращаться по поводу какого-то конкретного человека: у ребенка двойки или папа запил. А почему он запил? Потому что семья поддерживает его в этой ситуации или даже активно провоцирует, хотя это происходит скорее бессознательно. Внешне может казаться, что ребенок или теща здесь вообще ни при чем, но с точки зрения системной семейной терапии так не бывает. Поэтому, если есть запрос на конкретного человека или конкретный инцидент, мы все равно работаем со всей семьей.

Я занимаюсь и индивидуальной терапией. Она предполагает работу с личностью, с отношениями одного человека. Область моих интересов здесь — внутриличностные переживания, эмоциональные реакции, отношения с близкими. Межличностные отношения в том или ином варианте начали интересовать меня с юности, и это так или иначе продолжается до сих пор.

В работе с клиентом один на один мне ближе психоанализ. Сейчас много разных вариантов психоанализа. Я проходила обучение по краткосрочной динамической терапии. Это такой современный вариант психоанализа, укороченный, в отличие от классического, который может длиться годами. Такой подход к личности с точки зрения понимания внутренних скрытых механизмов, внутренних тенденций, которые сам человек подчас не осознает, и последовательное, кропотливое включение в процесс развития личности — вот это мне импонирует.
С чем конкретно приходит человек…
…не всегда важно. Ему бывает просто нужна помощь или поддержка в данной ситуации. Бывает так, что клиент говорит: «У меня конкретного запроса нет, что-то мне плохо стало, и вот я пришел». Будем работать с тем, что ему плохо. А кто-то, наоборот, придумал заранее, что сказать психологу, но все равно это про то, что ему плохо. И поэтому даже не всегда важны детали, которые он будет рассказывать.

Есть типичные закономерности работы психики, которые объединяют всех людей и проявляются в том числе в практической сфере. Но индивидуальное наполнение, конечно, у каждого свое собственное. Не бывает такого, чтобы один клиент пришел с проблемой точь-в-точь как у другого клиента пять лет назад, и мы стали бы работать по той же схеме. Однако динамика развития процессов сходна у большинства людей, поэтому я могу говорить об общих закономерностях.

Например, приходит жена пьющего мужа, всплескивает руками и говорит: «Ой, он… Исправьте его!»

Если она пришла, а он нет, напрямую с ним мы ничего не можем сделать.
«Правило такое: если нет запроса на психотерапию, то и работы нет никакой».
Правило такое: если нет запроса на психотерапию, то и работы нет никакой. В этом случае мы будем работать с женой: как она себя чувствует в этой ситуации, как может справиться. Вариант: пригласить на сессию мужа. Если он еще не в глубоком проблемном состоянии, то может прийти, потому что сам понимает: он находится на краю какой-то опасности. Тогда есть шанс что-то изменить.

Но часто бывает, когда жена говорит: «Нет, если вы с ним ничего не можете сделать, у меня все хорошо». Так считать — ее право, а я не буду ничего объяснять, если она не дает понять, что ей это нужно. Естественно, я спрашиваю: «А вам нужна помощь? А у вас есть проблемы? А вам не хотелось бы поработать с психологом?» Если ответ: «Нет, у меня все хорошо», — зачем лезть в душу? А если она говорит: «Да, я измучилась, мне плохо», — тогда стоит предложить поработать. Конечно, с оговоркой: пока мужа здесь нет, с ним ничего сделать нельзя, но вам можно на эту ситуацию реагировать по-разному.
Психологические техники…
…сами по себе — это просто инструменты. Естественно, их можно миксовать, главное — понимать, зачем это происходит. А вот отход от глобальных принципов концепции, в которой работает психолог, недопустим. Если я исхожу из того, что проблема в семейной системе в целом, то есть сама система где-то сбоит, то вдруг бросать данный принцип и кидаться в личную терапию будет неправильно. Даже если у меня сидит три человека и я вижу, что у жены сложные отношения с мамой, не стоит бросаться ее «лечить».

Что же касается техник и упражнений — их, естественно, можно варьировать. Как известно, представители гуманистической, экзистенциальной психологии не разрабатывали собственные техники. Они говорили, что можно использовать все: и анализ сновидений, и технику пустого стула. Главное — понимать, зачем ты это делаешь. Тогда любой инструмент заработает в рамках твоей концепции и твоего видения процесса.
Психолог — это…
…не подружка. Здесь главное — не разговор по душам. Психолог в процессе беседы постоянно анализирует, калькулирует, рассматривает, отражает, думает, что сказать, говорит, смотрит на реакцию, опять дальше что-то думает, то есть он работает сразу в нескольких пластах. Если резюмировать, для него важно умение думать, умение анализировать и знание того, что может быть.
«То, что делает психолог, — это интеллектуальный процесс».
То, что делает психолог, — это интеллектуальный процесс. Понятно, что он сопровождается эмпатией, пониманием, сопереживанием, но если будет только это, тогда получится разговор двух подружек на кухне. А психолог должен давать клиенту новое видение. Это, на мой взгляд, критерий того, что сессия прошла не зря.

Естественно, интеллектуальная работа психолога должна быть связана с теоретическими знаниями. Консультация — это не просто встреча с человеком, который может тебя услышать, хотя часто клиентам такого как раз и не хватает. Но будет явно мало, если только это психолог и может предложить.

Еще важно, чтобы психолог был открыт к новым гипотезам. Он выдвигает первоначальную идею, в чем проблема, и проверяет ее. Если не подтверждается, даже интересно: возможно, проблема лежит глубже, в чем-то стержневом, о чем он даже и подумать не мог. Работа психолога — это разматывание клубка. Какие бы ни были в голове специалиста предположения, он идет за клиентом, а не тянет в сторону своих гипотез. Профессионализм здесь в том, чтобы всегда быть готовым принимать клиента.
Начинающим практикам бывает сложно…
…отойти от идеи, что правильно, что неправильно, какой единственно верный вопрос необходимо задать в этой ситуации. Что значит «правильно»? Попробуй задай. Он может быть неэффективным — ты это сразу почувствуешь, пойдешь тогда в другую сторону.

Часто студенты спрашивают: «Если я задам семье неправильный вопрос, вдруг они разведутся?» Это было бы очень просто, если бы мы что-то правильно или неправильно сформулировали, спросили, и хлоп — семья развелась или хлоп — семья образовалась. Но психолог не Господь Бог, от одного его слова семья не разведется.

Понятно, что есть некие каноны. Мы знаем, что психологи не дают советов. Это похоже на то, как в реальном поведении мы понимаем: убивать нельзя, хамить нельзя, еще что-то делать нельзя. А вот внутри дозволенного нет четкого представления, что является ошибкой. Поэтому студентам, мне кажется, важно научиться принимать психотерапию именно как процесс. Нельзя заранее спланировать, что будешь делать в конкретном случае: первые пять минут то, вторые вот это. Клиент все равно не впишется в схему, да и психологу важно принять его свободным в своем выражении. Стоит идти на сессию с ощущением, что даже не знаешь, что будешь с клиентом делать, поскольку ты не в курсе, в каком он состоянии и что предложит тебе сегодня в качестве материала для анализа.
В саморазвитии имеет значение то…
…ради чего это все делается. Названий может быть много разных, красивых, каких угодно, они могут иметь под собой что-то серьезное или, наоборот, что-то очень поверхностное. Но если за яркими словами стоит обещание, что вы быстро кардинально изменитесь и через две недели не узнаете себя, — к этому я отношусь очень негативно.

Как можно гарантировать, что другой станет другим? Ты не знаешь, как человек отреагирует на твои методы. Может, для него твоя техника вообще не подходит. Может быть, он потом пойдет к другому психологу, и там что-то сдвинется с мертвой точки. А может быть, ему на самом деле не хочется меняться.

Психолог не может дать никакой гарантии ни в отношении результата, ни в отношении длительности терапии, ни в отношении эффекта.
«Я могу гарантировать лишь то, что каждую неделю в это время буду с тобой в течение одного часа».
Я могу гарантировать лишь то, что каждую неделю в это время буду с тобой в течение одного часа. Но гарантировать, что после встреч с психологом ты найдешь себе мужа или откроешь суперуспешный бизнес, — абсолютный нонсенс. Поэтому обещание «после нашего тренинга вы все станете счастливыми» или что-то подобное, с моей точки зрения, совсем далеко от психологии. Это другие процессы, близкие к игре. Психотерапия — процесс длительный, связанный с включением самого человека и с его внутренней работой.

Вообще интерес к себе и к своей личности — это позитивный интерес. Неважно, как человек будет этого достигать, но сам по себе посыл понять, кто я и что я, хороший. Потому что благодаря этому пониманию человек не пойдет против себя: не поступит в вуз, в который ему не надо, не начнет работать в должности, которую для себя и близко не видел, если бы другие не посоветовали.

Понимать, чего ты на самом деле хочешь, что думаешь и чувствуешь, — это очень хорошие процессы. Другое дело, как к этому идти. Если использовать какие-то экзотические техники, то важен уровень профессионализма специалиста. Ведь в экспериментах с собой можно заиграться, а психика — это очень тонкий инструмент, куда не следует грубо лезть.
У меня была клиентка…
…которая встречалась с молодым человеком, 18 лет или 19, молоденькая совсем. В какой-то момент мама походя ей сказала, что какой-то он несимпатичный, на свидание пришел одетым не так, и у девочки в голове мгновенно что-то поменялось. Она говорит: «Все, я после этого на него смотреть нормально не могу, он мне не нравится».

Что произошло? Обнаружилась проницаемость границ. Мнение мамы оказалось важнее того, что человек построил самостоятельно. В таких случаях взращивать именно свою позицию, свое мнение, свое отношение, прислушиваться к себе очень полезно. Психолог может помочь этому научиться. С ним можно тренироваться обращать внимание на то, что я — это я, окружающие — это окружающие; я имею право на свое мнение, ощущение, реакции; имею право чувствовать и думать то, что чувствую и думаю.

Это можно делать и самостоятельно. Для чего же здесь психолог? Как уже говорила, для широты взгляда.
Сидит клиент, у него руки стиснуты в кулаки, губы сжаты. Психолог спрашивает:
 — Что ты сейчас чувствуешь?
 — Ничего, все нормально.
Нормально — это никак. Если человек говорит «нормально», значит, он не понимает, что сейчас происходит, или не хочет говорить.
 — А поподробнее?
 — Я спокоен.
Как спокоен, если зубы стиснуты? Психолог должен быть наблюдательным.
 — Ты на кого-то злишься?
 — Нет, все хорошо.
Или это сопротивление, о чем потом тоже можно говорить, или человек реально не понимает, что происходит внутри. А это прямой путь к серьезным проблемам.
Часто человек убеждает себя, что не имеет права на определенные эмоции, запрещает себе думать, фантазировать о чем-то. В этот момент ему проще сказать: «Я ничего не чувствую», чем признаться себе, что он, к примеру, злится на собственного ребенка. Однако злость — это нормальная биологическая реакция. Вопрос, чтобы эта злость не вылилась в деструктивное поведение. А эмоция должна быть осознана, и именно в этом помогает психолог.
Если человек пришел к психологу…
…значит, он заботится о себе, сам находится в фокусе своего внимания. Он отличается не тем, что у него все плохо. Может, тому, кто не пришел, еще хуже, просто он этого не понимает, не принимает всерьез, считает, мол, ладно, жизнь моя такая, главное — жить ради другого или других. А тот, кто приходит к психологу, как минимум ощущает дискомфорт по поводу проблем и помогает себе их решить. Во время сессий человек сам определяет, как ему меняться, в какую сторону. А психолог его сопровождает. Он ни в коей мере не спасает, не меняет, просто помогает в том, что человеку бывает сложно увидеть самому.
Тем, кто интересуется психологией…
…не рекомендую увлекаться популярной литературой на эту тему. Это из серии «Как удалить аппендицит. Руководство для чайников» или «Ядерная физика для чайников». Мы же не можем всерьез это воспринимать. Когда человеку нужно удалять аппендицит, разумно ли ему предлагать: «Почитай книжку по популярной медицине»? Нет, мы скажем: «Вызывай скорую помощь».

В решении реальных психологических проблем самокопание не заменит профессиональную помощь. Если же вы читаете ради нормального саморазвития, то классика художественной литературы, где описаны перипетии душевных переживаний, — это гораздо более тонкое руководство, чем конкретные инструкции «сделай то-то и то-то». Если же нужно делать что-то конкретное, тогда идите к психологу.

Подготовила Мария Крашенинникова-Хайт

ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности