ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
На ваш email накануне встречи придет ссылка на трансляцию и инструкция, как к ней подключиться

* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ПСИХОЛОГИЯ / 20 февраля
карьера психолога
Терапия письмами: принцип работы и личный опыт
Кто придумал «терапию письмами» и чем хорошим письменные практики с точки зрения психологии
История «экспрессивных писем» как метод вспомогательной терапии берет свое начало в восьмидесятых годах. У ее истоков стоял исследователь Джеймс Пеннебейкер. Профессор Техасского университета не был психологом-практиком, но в круг его интересов входили психосоматические болезни.

В основу теории Пеннебейкера лег эксперимент со студентами-психологами, в рамках которого двум группам учащихся предлагали в течение четырех дней письменно выражать свои мысли на заданные темы. При этом контрольная группа студентов писала на отвлеченные (поверхностные) темы, тогда как экспериментальная группа должна была написать о травмирующем, кризисном, тяжелом событии, о котором они никому не рассказывали. Описанные студентами экспериментальной группы истории были действительно эмоционально тяжелыми. Многие из них плакали, но никто из почти 50 человек не пропустил ни одного занятия.

Джеймс Пеннебейкер предполагал, что невыраженные эмоции и чувства накапливаются не только в нашей памяти, но и в теле. Результаты проведенного эксперимента подтвердили это напрямую. Обращения к врачам от участников экспериментальной группы снизилось вдвое в течении полугода после написания «писем». Показатели контрольной группы остались без изменений. Главным выводом исследователя стало заключение, что люди, наиболее подверженные болезням, пережили в детстве травмирующее событие, которым не смогли ни с кем поделиться. Само событие при этом играет не главную роль, важна лишь возможность выражения своих переживаний. Именно на сдерживание переживаний организм тратит энергию, подпитывая тем самым накопленные негативные чувства, постепенно перерастающие в психосоматику.

Сегодня в интернете можно найти массу сайтов и даже тренингов по написанию «терапевтических писем». Сам Пеннебейкер в своей книге «Открывая душу на бумаге: как экспрессивное письмо улучшает здоровье и облегчает эмоциональную боль» дает инструкции, приводящие, на его взгляд, к лучшему результату при работе с травмой.
1. Описывайте всю картину того периода жизни, где произошла травмирующая история. Обязательно укажите ваши теплые переживания, интересы, достижения.
2. Важно указать, чему научила человека кризисная ситуация.
3. Опишите, как произошедшая ситуация могла отразиться на жизни людей, которые были в нее вовлечены.
4. Если ситуация произошла недавно, можно описывать ее как историю, которую вы бы рассказали случайному попутчику. При этом опишите обстановку, людей, которые участвовали в событии, их переживания, отметьте свои выводы.
5. Можно описывать травму от третьего лица («он» или «она»).
6. Травматичное событие может быть описано с разных точек зрения. Для этого необходимо чередовать повествование 5−7 минут, описывая ситуацию с позиции других участников, внешнего наблюдателя, своей собственной позиции.

7. Вы можете адресовать свои записи об одной и той же ситуации разным людям: подруге, коллеге, другой стороне, самому себе.
Все указанные пункты помогают преодолеть главное, на что направлена терапия письмами: человек перестает вкладывать колоссальное количество энергии в «работу над сдерживанием». Постепенное освобождение от негативных переживаний снижает общий уровень стресса и буквально отпускает зажатую энергию, которую теперь можно направить на важные сферы жизни. Письма помогают эффективно структурировать информацию. Человеку свойственно прокручивать одну и ту же историю, перебирая в голове вопросы, эмоции, поступки людей. Выраженная на бумаге история помогает разобрать все по полочкам, убрать хаос. Ситуация перестает казаться безысходной и однобокой. Складывается полная картина случившегося, в которой человек может найти и положительные моменты.

На сегодняшний день существует порядка ста пятидесяти исследований, основанных на методе экспрессивных писем. В них принимали участие разные категории людей: больные тяжелыми заболеваниями, вдовцы и вдовы, курильщики, безработные, люди, пережившие травмирующее событие, и т.п. Метаанализ исследований, проведенный Джоан Фраттароли, собрал в себе факты, подтверждающие эффективность техники письменной терапии. Вот только некоторые из них: писать о позитивных событиях так же эффективно и важно, как и о негативных. Невыраженные переживания, даже с положительным оттенком, так и оседают в нашем теле. Нужно освободить тело и сознание для того, чтобы дать возможность новым событиям наполнить нас. Проведенный анализ показывает, что наибольший эффект при написании писем достигался при создании единой истории: описании последовательности событий, связанных временем, темой и сюжетом.

При всей безопасности и самостоятельности практики, у нее есть ряд важных требований к автору письма. Вам стоит проконсультироваться с терапевтом, прежде чем использовать данный метод, в случае, если у вас ПТС, вы слышите голоса в голове, в данный момент находитесь в тяжелом депрессивном состоянии. В оригинальном методе практика длится 15−20 минут, однако это не строгий критерий: можно писать больше, но меньше — нежелательно. В течение недели можно писать не каждый день: чем больше времени проходит между сессиями письма, тем более стойким оказывается эффект. Крайне важно подготовить комфортную обстановку, где вас никто не потревожит, отключить все устройства и остаться наедине с собой. Написанное письмо не должно быть нигде опубликовано или зачитано, в противном случае вы рискуете включить внутреннего цензора и уйдете от искренности.

Письма — весьма мощный инструмент терапии, поэтому вы должны быть готовы к возможным сильным эмоциям и ощущениям пустоты в течение нескольких часов после практики. Такого рода эмоции являются нормальными. Однако помните, что вы вправе остановиться в любой момент, если вам необходимо успокоиться и прийти в себя от нахлынувших ощущений.

Вы никому ничего не должны, в данной работе нет «правильного» выполнения. Ваша главная задача — услышать себя, свой внутренний голос и чувства, которые остались запертыми.
Свое первое письмо отцу я написала в июне 2017 года. Я не была знакома с методом терапии писем, но тогда для меня это было единственной возможностью выразить все, что много лет копилось в моей душе. Мой терапевт уже не первый год говорил мне, что необходимо найти в себе силы и поговорить с ним, но тогда это казалось невозможным. Каждый раз, прокручивая в голове возможный сценарий разговора, я возвращалась в состояние глубоко обиженного ребенка, и моим единственным желанием было обвинять, осуждать и взывать к ответу. Толчком к написанию письма стала очередная сессия с психологом, где она сказала, что как отец не входит в круг моих жизненных интересов, так же и мужчина не может возникнуть в моей жизни. К тому моменту я уже три года была одна. При написании письма я не пользовалась никакими инструкциями, не засекала таймер на положенные 20 минут и не соблюдала график в четыре дня подряд. Я просто писала и не могла остановиться. Письмо получилось на 5 листов формата А4. В нем не было обвинений и попыток понять, почему так сложилась моя жизнь. Я рассказала отцу про свое детство. Детство, каким видела его я, как я жила и взрослела. Мое письмо было той самой историей, где помимо большого количества невыраженных детских страхов и несправедливости, был рассказ о чудесных, порою волшебных событиях. Практика далась мне крайне сложно. Но это был один из самых лучших и важных поступков в моей жизни. Спустя две недели после письма в моей жизни появился мужчина, с которым мы вместе и сегодня. Еще через полтора года я зачитала письмо отцу (к тому моменту их было написано уже два). Но это уже совсем другая история.

Мой путь в личной терапии начался девять лет назад. Сегодня я получаю специальность «Психологическое консультирование» и начинаю работать по профессии: провожу консультации, являюсь соавтором и ведущим арт-терапевтического тренинга.
Пеннебейкер и его последователи считают самым большим риском данной практики масштабные жизненные изменения, вызванные осмыслением собственных ценностей и убеждений. Риск и вправду высок, но ради него стоит найти те самые 15 минут.

Подготовила Ирина Васильева
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности